КОНФЛИКТЫ

Когда всему этому придет конец?

Гершон Баскин*, “Jerusalem Post”, 24.04.2007


Принцип "Око за око" приводит к множеству слепых
 

Когда звучит сирена, я плачу. Мир останавливаетя, и, несмотря на завывающий звук сирены, я слышу только тишину. Боль потерь, рыдания матерей, отцов, братьев, сестер, сынов и дочерей – никогда больше не прикоснуться, не обнять, не поцеловать и просто не взглянуть. Убит, выполняя долг. Герой. На службе отечеству. Погиб для того, чтобы жили другие. Кладбища, бесконечные могилы, каждый год на новых камнях выбиваются новые имена. Новые битвы и новые семьи в трауре. И мы будем петь новые песни на следующий год на Площади.

Каждое утро мы просыпаемся и слушаем известия о новых смертях, о новых убийствах. Новые жертвы и новые осиротевшие семьи. Иногда наши, но большей частью их. Наши слезы, их слезы, наша боль, их боль. Мы сражаемся за свою родину, они сражаются за свою. Наше дело правое, говорим мы. Они говорят, что правы они. Наша армия - самая моральная армия в мире. Они – убийцы, запятнавшие себя кровью. Они говорят, что мы убили во много раз больше невинных женщин и детей, чем это сделали они. Мы оплакиваем своих детей. Они тоже оплакивают своих.

Смерть ранит еврейское сердце в той же мере, как палестинское. Мы все несем бремя травм и каждый из нас, еврей или араб - жертва этого конфликта и войны. Не осталось никого, не затронутого болью.
100 лет мы убиваем друг друга за кусок земли, во имя мира и спокойствия. Мы ослепли от нашей боли. Они ослепли от своей.

Мы не верим, что они жаждут мира так же, как мы. Мы не верим, что они могут хотеть мира, как хотим его мы. Они не хотят, чтобы их дети играли в парках в выходные дни. Они жаждут убить нас, сбросить в море, стереть с лица земли. Это то, что мы видим, когда смотрим на них. Они не такие, как мы.

Когда они смотрят на нас, то видят все то же , что видим в них мы.
Враги. Жестокие враги, убивающие без капли жалости. Мертвые на другой стороне не имееют имен. У них нет семей, нет слез, нет осиротевших, плачущих, помнящих. Наши газеты, их газеты – двое убитых врагом. Случайно застрелян 15-летний подросток. Ребенок погиб под Касамом. Нет имен, не важно.

Принцип `Око за око` приводит к множеству слепых, говорил Ганди. Наша боль и их боль – это множество раненых душ. Наше дело, вне всякого сомнения - правое, но также право и их дело. Наше стремление быть свободными людьми на своей земле ничем не отличается от их желания. У нас нет другого государства, это наш единственный дом. У них тоже нет другого дома, их тоже не ждут в других странах.

Мы никогда не будем свободными людьми на нашей земле, пока они тоже не будут свободными людьми на их земле. Мы связаны друг с другом, привязаны к этой земле, что так пропиталась и нашей и их кровью.

Пришло время сделать пустыню цветущей, но не кровью и слезами, а нашей общей любовью к этой земле. Наша любовь к Израилю не сильнее, чем их любовь к Палестине.

Мы погружены в наше прошлое. Мы рассказываем и пересказываем истории героизма. Мы организуем церемонии, зажигаем свечи , поем песни. Мы плачем и вспоминаем. Мы не можем оторваться от экранов телевизоров в наши памятные дни. Сколько их –этих мемориальных дней. Сколько церемоний. Слишком много истории. Слишком много
помнить.

Мои дети не хотят идти в школу – ` Завтра только церемонии.` Я объясняю... И вот после вечерней сирены, после мгновений, проведенных на замершем шоссе у открытой дверцы машины, - `Я пойду , сказал сын, - я понял`.

У нас есть наше государство. До сих пор по моему телу пробегает дрожь, когда я пою Хатикву. Я не могу объяснить этого чувства. И я ощущаю ту же дрожь, когда по возвращении из поездки в окне самолета я вижу знакомый изгиб побережья. Я вижу флаг, голубые полосы и звезду – я дома.

Но, годами возвращаясь домой с палестинскими коллегами, я пытаюсь вообразить: а что ощущают они, видя ту же береговую линию?
Они тоже возвращаются домой, домой в Палестину. Но прежде чем они действительно окажутся на родном пороге, им предстоит предстать перед полицейскими, силами безопасности, отвечать на вопросы, пройти многочисленные проверки, пропускноые пункты, солдат.

Мы не хотим их здесь, а они не хотят нас, но мы здесь, чтобы остаться, так же и они. Никто из нас не уйдет с этой земли и не вынудит уйти другого. Мы все знаем это. Весь мир это знает. Мы согласились разделить землю. Согласились и они. Когда-то каждая из сторон требовала себе 100%, теперь каждый из нас согласен взять меньше.
Они требуют 22% земли и соглашаются с нашими 78%. Мы хотим больше, они хотят больше. Но мы все сможем жить при этом 78-22 процентном разделе. Это формула мира, формула,которая позволит оставить прошлое позади. Нет, мы не забудем, о, нет, и они не забудут.
Наша боль, наше страдание, наша борьба будет жить вечно. Их тоже.

Каким образом нам убедить их, что мы действительно хотим мира, как им убедить нас? Как нам положить конец боли и страданию?
Как нам почувствовать боль и страдания другой стороны?

Может быть, для этого каждый из нас должен отпраздновать свободу другого.

Перевела Лен Шайко
----------------------------------------

*Гершон Баскин является одним из руководителей Израильско-Палестинского центра Исследований и Информации (www.ipcri.org).